Такой земли больше нет!

И она может снять нашу страну с «нефтяной иглы».
 
В Земельный кодекс предложены изменения, которые уже называют крупнейшей земельной реформой последнего времени. В частности, земли сельхозназначения могут потерять свой статус.

О том, в каком состоянии находится сейчас земля русская и какие богатства в ней «зарыты», «АиФ» поговорил с Андреем ГУСЬКОВЫМ, председателем наблюдательного совета Союза землеустроителей России, руководителем экспертной группы Комитета по аграрным вопросам Госдумы.

Золото под ногами

- Андрей, как так вышло, что наша огромная страна не в состоянии себя прокормить?

- Сегодня мы покупаем за границей еды на $40 млрд ежегодно. И это не только картошка из Египта, Израиля и Франции - нет. Большая часть якобы российских сосисок и крестьянского масла произведены не из импортного мяса и молока. Однажды мне задали вопрос новозеландцы. Вы, говорят, вывозите зерна на $6 млрд, и считаете себя мировой экспортной державой. Но потом на $15 млрд завозите мясо. А ведь могли бы этим экспортным зерном прокормить свою скотину и мясо продавать - оно бы стоило уже $24 млрд. А если бы вы это мясо направили в свою пищевую промышленность, сделали колбасы и сосиски, то продукция, которую вы могли бы отправлять на экспорт, стоила бы уже $60 млрд. В чем бизнес: зачем вы меняете 60 на 6? Вот такая загадка. А разгадка в том, что долгие годы блокировались любые попытки хоть какие-то госденьги вложить в развитие нашей экономики: нельзя, разворуют, лучше купим американские облигации.

А ведь у нас уникальные плодородные земли - на ста миллионах гектар можно заниматься органическим земледелием. Они 20 лет зарастают кустарником и мелколесьем, но Господь повернул нашу безалаберность в нашу же пользу - сегодня это самые чистые земли мира. На всей остальной планете таких в сто раз меньше! Другие страны свои поля загадили ГМО, пестицидами. Поэтому органические продукты - самая дорогая еда в мире, и спрос на них растет ежегодно минимум на 20%. Мы можем кормить 1,5 млрд человек и на экспорте продуктов питания зарабатывать $500 млрд. ежегодно - почти столько же, сколько получаем от продажи сырья. Если этот потенциал реализовать, то экономика может вырасти в 2-3 раза уже к 2020 г., и это будет совсем другая страна! Более сильная и социально устойчивая. Не случайно Евросоюз тратит 42% бюджета на сельхозполитику. А мы - до 2% в лучшем случае.

Покинуть город?

- Деньги-то все время выделяют, но они вовремя до людей, работающих на селе, не доходят…

- То, что дали из федерального бюджета Минсельхозу до 2020 г. на дороги, детсады, школы, больницы - это 2,5 тыс. руб. в расчете на каждого сельского жителя. И смех и грех! Проблема в том, что для сельских территорий (а это 98% земельного фонда) попросту не существует комплексной программы развития. Подготовить ее наши министерства не в состоянии. Развитием села занимаются у нас лебедь, рак и щука. Минсельхоз отвечает за производство продовольствия. А при этом земля - основной инструмент производства в сельском хозяйстве - в сфере ответственности Минэкономразвития. За торговлю и экспортную политику отвечает Минпромторг, далекий от задач развития села. А без сбыта продукции потребность в использовании наших земель автоматически отпадает. Тогда - нет работы, и люди уезжают. За развитие регионов и села отвечает Минрегион, газ ведет «Газпром» - когда захочет и куда захочет, дороги строит «Роставтодор» - тоже куда захочет. Все за что-то отвечают! Но невозможно найти одного ответственного за ввод в хозяйственный оборот наших земель, за увеличение экспорта продовольствия, за рост работоспособного населения на сельских территориях. А в СССР такой орган был - Госплан реализовывал эти задачи через Минсельхоз и входящую в него Земельную службу. Такие «госпланы» есть во всех развитых странах мира.

В царской России, при Столыпине этим занималось министерство внутренних дел - оно ведало не узко правоохранительными функциями, а именно внутренним развитием. В его состав входило управление, которое занималось и землеустройством, и экономикой села, и переселением на новые земли. В этом ведомстве любой крестьянин из малоземельных районов мог получить все необходимое, чтобы посадить свою семью вместе со скотом и скарбом в специально сконструированный для этого «столыпинский» вагон и отправиться на новое место. Там его принимало переселенческое бюро. Другое бюро - аграрное - обучало заниматься хозяйством с учетом местной природы. Землеустроительное бюро выдавало землю, четвертое - строило к его участку дорогу, рыло колодец, давало порубочный билет. И пятое - обеспечивало больницы и школы. За три года в Сибири вырастали огромные поселения с мощнейшей экономикой. К примеру, Барабинская степь на юге Западной Сибири стала производить и продавать в Европу одного только сливочного масла больше, чем стоил экспорт всего российского золота! А сегодня Барабинская степь «лежит на боку», зато финны свое масло поставляют в Россию и Сибирь.

- Вы думаете, что сегодня можно уговорить горожан переезжать на заброшенные земли?

- Желающих переехать, согласно опросам, 25%. Мы разработали программу, которая позволяет за 3 года начать переселение городского населения в сельскую местность. Причем она рассчитана на человека без денег - даже квартиру в городе продавать не надо, можно сдать в аренду. Получаешь земельный сертификат - его можно сравнить с материнским - и за его счет оплачиваешь переезд, временную аренду жилья в новом поселении, обучение новой профессии. Всё как при Столыпине. Каждый поселок сможет принять 5 тыс. жителей. Вокруг будет создан производственный агрокомплекс с 1,5 тыс. рабочих мест. Половина будет занята в фермерском хозяйстве, но понадобятся и программисты, и экономисты, и врачи, и парикмахеры, и учителя… Поселок начнет производить продовольствие, поставлять его в города, налоги пополнят бюджет.

Весь мир хочет есть

- Но откуда взять деньги на строительство таких поселков?

- Мы располагаем неосвоенными землями для создания 7 тысяч таких территорий. На каждый поселок с производственными комплексами нужно 5 млрд. руб., то есть в совокупности - 35 трлн руб. Источники средств на три четверти - внебюджетные. Откуда? Наш земельный запас - лучше, чем золото. Необходимо создать систему государственных паевых земельных фондов. Они будут выпускать долгосрочные ценные бумаги, обеспеченные государственными землями. Консультации показали: крупнейшие мировые инвестфонды готовы такие бумаги покупать. Причем гектар земли они оценивают в $5-10 тыс. А у нас кадастровая стоимость этой земли - вы сейчас упадете! - до 500 долларов. С развитием этих территорий цена будет расти. И через 25 лет эта ценная бумага будет обеспечена гектарами плодородной земли, которая может производить еду. А ее ничем не заменишь, ведь все в мире хотят есть. Покупайте землю, потому что больше ее Господь не производит.

- Но эти ценнейшие земли окажутся в руках иностранцев?

- Нет. Эти бумаги можно обменять только на деньги. Стоимость пая в любой валюте мира будет равна цене гектара русской плодородной земли. Что становится самим дорогим в мире.

Программу представляли президенту. На базе аграрного комитета Госдумы разработаны проекты законов, необходимых для реализации новой земельной, аграрной, переселенческой политики. Теперь проекту нужна сборка. Но реализовать такую масштабную программу в отсутствие национальной идеологии - невозможно. Нам нужно наметить новый путь развития. Не западный - агрессивно-потребительский. И не вчерашний - коммунистический, антирелигиозно-рациональный. Нам нужен средний путь - нравственно-прагматический, на основе традиционных ценностей русского мира. Нужна всеобщая мобилизация. Ведь реализацией любой программы занимаются люди. И если они не будут разделять этих ценностей, то, какие указы ни принимай, ничего не будет работать.

Полина МОЛОТКОВА
 

Вернуться: Важные новости