КРЫМ: ИНВЕНТАРИЗАЦИЯ И ВОЗРОЖДЕНИЕ

КРЫМ: ИНВЕНТАРИЗАЦИЯ И ВОЗРОЖДЕНИЕ

Игорь Шумейко: Отделение ноосферного техногенеза Академии геополитических проблем по результатам полевых исследований 2016 года составило и впервые предъявило самую подробную на данный момент карту экологической ситуации в Крыму. Отмечены все несанкционированные свалки, могильники промышленных отходов, места загрязнения нефтепродуктами (в основном порты), особо опасные предприятия. И основные источники загрязнения — объекты коммунального хозяйства. А это — более 90% сбросов.

Ведь собственно «киевское правление» началось не с 1954 года, с «пьяного дарения Никиты», как выражаются в народе. До 1991 года почти все союзные министерства, НИИ, творческие союзы, крупные предприятия строили в Крыму дома отдыха, курорты с инфраструктурой. Вкладывали средства, заботились о содержании. А наместники «незалежной» с 1991 года, честно говоря, словно «чуяли» весну 2014-го: выкачивали из Крыма, что было можно. И что нельзя — тоже. Об упадке виноградарства подробнее скажет специалист, я приведу легко наглядный пример. Возьмём лучшую гостиницу «Ялта-Интурист». Первый корпус сдан при СССР: помог поток интуристов и валюты. Рядом нависает громадный серый скелет: второй корпус. Ровно в том состоянии, что застал его 1991 год. Окна вставить не удосужились, качество бетона, открытого 23 года всем осадкам, можно представить без техэкспертизы. Стиль управления на полуострове, который и сегодня в Раде называют «махновским», проявлялся не только в прекращении строительства. Ускоренная эксплуатация природных ресурсов Крыма состояла ещё и в том, что «киевские наместники» запускали на полуостров безответственных инвесторов: настроили десятки бетонных «свечек», многоэтажных курортов, и практически без очистных сооружений. Вот что стоит за деликатным выражением «кризис инфраструктуры»: фекальные воды у побережья, ротавирусы, букет болезней.

От экономики и экологии переходим к землепользованию. Навести здесь порядок призван Союз землеустроителей России, Росземпроект.Дальневосточная миссия Росземпроекта с недавних пор широко известна: это реализация проекта «Дальневосточный гектар». Организовать экономический подъём заброшенного многие десятилетия восточного фланга России жизненно необходимо. А сегодня появился и другой фланг, порубежная земля, несколько десятилетий оторванная от России. Это Крым.

Предоставляю слово Виктору Николаевичу Хмарину, председателю попечительского совета Союза землеустроителей России, вице-президенту Международного фонда сотрудничества и партнёрства Чёрного моря и Каспийского моря. Росземпроект Хмарина вошёл в Крымский индустриальный холдинг, учреждённый в 2016 году с главной целью: эффективно использовать земельный фонд Республики Крым.

Виктор Хмарин: Земельный фонд вернувшегося в Россию Крыма составляет 2,6 млн гектаров, из них 1,6 млн (63%) — сельхозугодья. Виноградников и садов в 1990 году было 140 тысяч га, из них виноградников (объективно: самая ценная культура) — 54 тысячи га. А к 2016 году осталась лишь четверть этих площадей, 14 тысяч. Вот, пожалуй, самый яркий пример запустения и развала при прежних «хозяевах». Между тем почвенно-климатические условия Крыма позволяют освоить более 140 тысяч га под виноградники. При том, что сегодня площадь всех плодоносящих виноградников России (краснодарские, ставропольские, северо-кавказские) около 85 тысяч га.

Игорь Шумейко: То есть в Россию вернулись самые ценные, дефицитные земли сельскохозяйственного назначения. Интуитивно и при беглом взгляде на карту нашей северной страны это понимают все. Я понимаю, разговор пойдёт преимущественно о виноградарстве. Какова сейчас доля нашего вина на нашем же рынке?

Виктор Хмарин: Около 40%, остальные 60% идут на импорт вина и виноматериалов. И рынок этот на фоне снижения удельного потребления водки, пива и плодово-ягодных смесей очень быстро растёт. Рост благосостояния неизбежно меняет структуру потребления. По данным Международной организации вина (OIV), Китай за 2015 год нарастил площади виноградников до 830 тысяч га (+ 34%), выйдя на второе место в мире после Испании (1 млн га). Россия по площади виноградников — 17-я страна в мире. Пока госпрограмма РФ по развитию виноградарства предполагает к 2025 году довести площадь виноградников до 125 тысяч га. То есть + 47%, или примерно по 5% в год. Но специалисты понимают: это «опасливый» план. Боязно даже подступиться к гигантскому земельному фонду Крыма, выведенному из оборота по историческим, политическим и коррупционным причинам. Решив унаследованную задачу, Россия получит к запланированным 125 тысячам га еще 100 тысяч га виноградников. Это на 80% обеспечит внутренние потребности России. Станет возможен даже экспорт виноматериалов и высококачественных вин.

Игорь Шумейко: В книге «Русская водка. 500 лет неразбавленной истории» я касался «смежников», виноделов. Гендиректор советского гиганта «Союзплодоимпорт» Юрий Борисович Жижин тогда напомнил мне о факте, сегодня выглядящим фантастикой. Кроме водки «Столичная», лидера нашего экспорта 1970-х, на трижды поделённый мировой рынок вина прорвался «Рубин Крыма», ставший брендом. Правда, единственным, но мощнейшим. Он стал крупным «источником СКВ». А объём полученной свободно конвертируемой валюты был главным показателем работы Министерства внешней торговли СССР.

Но первые успехи крымских вин стали результатом работы ещё князя Михаила Воронцова, пригласившего в Крым академика Петра Палласа. Вспомним и знаменитого князя Льва Голицына, «отца русского шампанского». Среди многих наград этого игристого вина — Гран-при на всемирной выставке-дегустации во Франции в 1900 году. Три крупных наследства князь последовательно получал и тратил на производство. Гигантские капиталовложения сделаны в его «Новом свете»: Голицын приглашал лучших виноделов Средиземноморья, закупал элитные саженцы, прорубал лабиринты в скалах — идеальные «виноинкубаторы». В итоге он начал поставлять прекрасные вина в Москву, по 25 копеек за бутылку! Часто продавал в убыток, но то была цель его жизни: «Чтоб все рабочие и горожане могли пить качественные вина»!

Виктор Хмарин: Да, великий подвижник... На мировой карте виноделия Крым, конечно, не может тягаться по объёмам с Францией или Испанией. Зато он давал и может давать впредь десертные сорта, свойственные только егокомбинации климата и почвы. Но декалитры продаж сегодня — полдела!

Южный Берег Крыма от Алупки до Феодосии должен претендовать на высший, самый доходный бизнес, выросший на базе виноградников. «Шато» — это не только лучшие сорта вин, но ещё и сочетание виноделия и аграрного, гастрономического, оздоровительного туризма. 83 млн туристов во Франции, 63 млн в США посещают минигостиницы, дегустируют, увозят продукцию именно «Шато». Создание первой сети кооперативного объединения «Российские крымские «Шато» на площади до 2 тысяч га — изначально привлекательнейший объект для российских и иностранных туристов. Этот проект наряду с другими способен расшатать экономическую изоляцию Крыма.Однако, кроме собственно земельных площадей, нужны качественныесаженцы винограда. Сегодня они стоят 7–10 евро за экземпляр. В СССР было 50 питомников, осталось 2. Между прочим, саженцы выращивали в своё время в учебном хозяйстве «Коммунар» Крымского сельхозинститута.

Но главное — земля. Её в Крыму, «необременённой», как бы и нет. Наш Росземпроект знаком со всеми видами земельно-коррупционных фокусов. Над законом об изъятии сельхозземель, используемых не по назначению, Росземпроект работал 3 года, теперь он принят Госдумой, с 2017 года вступил в силу. 80% пахотной земли России не попали в кадастр. «Серая зона» размером в три Франции — это только угодья.

В Крыму, как мы убедились, свой стиль земельных фокусов. Вы, например, подбираете неиспользуемый участок, к следующему дню чиновники успевают задним числом сдать его в аренду без конкурса, переоформив «украинское право».

Игорь Шумейко: Я правильно понимаю — в «спящем режиме» лежат украинские договора аренды на любой клочок земли, где нет никаких хозяйственных действий, а порой никто и не платит за землю?

Виктор Хмарин: Так. Но подобная регистрация не соответствует законодательству России. Нельзя без конкурса отдавать землю новым юридическим лицам, и по закону Республики Крым неправомерно регистрировать арендное обременение при наличии более ранней инвестиционной заявки.

Игорь Шумейко: Тогда кто же собственники этих «спящих ячеек», которые могут не платить аренды, для которых на следующий день после появления заявки от посторонних оформляют обременения?

Виктор Хмарин: По целому ряду участков через длиннейшую цепочку компаний можно выйти или на бывших высших чиновников и партийных деятелей Украины при Януковиче или на так называемых нынешних украинских олигархов.

Игорь Шумейко: Теперь понятно, почему глава Крыма Сергей Аксёнов на выездном заседании крымского совмина в Белогорске наложил запрет на любое оформление существующих и строительство новых объектов недвижимости на территории Приморского парка Ялты. Буквально заявил:в Приморском парке ничего не оформлять, никаких работ по оформлению и регистрации не проводить. Аксёнов объяснил этот запрет тем, что на данный момент собственники объектов в Приморском парке не несут никакой социальной нагрузки, не пополняют городской бюджет. Уплата налогов с построенных объектов в Приморском парке составила 50 тысяч руб. Аксёнов мрачно сыронизировал: «Колоссальное достижение». А вице-премьер Павел Королёв тогда доложил, что в результате проверки выяснилось: границы Приморского парка и виды разрешённого использования не установлены.

Виктор Хмарин: Сдерживающий фактор развития прибрежных территорий Республики Крым — низкий контроль переоформления земельных прав, полученных в «украинских условиях» на действующие требования российского законодательства. Зачастую переоформление прав в пользу иностранных компаний является формальным, не сопровождается установлением конкретных требований к иностранному арендатору по определению размеров инвестиций и сроков их реализации, количеству рабочих мест и объёму налоговых отчислений, как предусмотрено российским законодательством.

По прошествии трёх лет с момента вхождения Крыма в состав России половина прав на землю сохраняется за украинскими правообладателями, в большинстве своём имеющими юридические адреса или прописку не в российском Крыму, а в сегодняшней Украине. Эту «дыру» в земельном законодательстве по своему усмотрению используют некоторые чиновники регионального и муниципального уровня Крыма в отношениях с украинскими псевдоарендаторами и инвесторами.

Положение почти катастрофическое: украинские инвесторы и псевдоарендаторы фактически сдерживают инвестиционную деятельность российского бизнеса, исключают из реального оборота и использования в интересах Республики Крым значительные массивы особо ценных земельных угодий. Они пытаются легализовать и перевести в разряд собственности длительно неиспользуемые земли путём получения российских свидетельств о собственности или переоформления договоров аренды.

Патовая ситуация со многими госхозами, национализированными и находящимися в собственности Республики Крым, а сегодня «лежащими» в банкротном состоянии. Предварительно нами выбраны подходящие по почвенным характеристикам несколько ГУПов. Все — банкроты. Объединив их в кооперации со знаменитым когда-то институтом «Магарач» (по статусу — ФГУП) можно закрыть в том числе и проблему саженцев, запустив кроме питомника ещё и крупное винодельческое производство.

Главное сегодня — выход из создавшегося «земельного тупика». Но важно принять для Крыма и единый архитектурный план. Нынешний — просто неэффективное «освоение бюджета»: заказали его фирмочке с тремя сотрудниками, те распасовали по субподрядам, получили лоскутное одеяло. Зато бумажка есть. Но проблема отсутствия единого генплана осталась. Южный Берег Крыма — это же, как питерец, сравню: Дворцовая площадь, только созданная Всевышним. А её превращают в помойку с «шанхаями»! Притом, кстати, что настоящий Шанхай, давший в 1950-е годы это словечко-сравнение, теперь — картинка! Витрина Китая.

Выстроенные на полуострове панельные или монолитные дома-«свечки» работают на понижение туристического статуса Крыма. А полулегальные самострои, сбрасывающие фекальные воды, — вечный источник ротавирусов для купающихся в море. «Расшивка» очередей обитателей ветхих домов, льготников требует нового типа социального жилья. Есть технологии, позволяющие уложиться в отпущенные государством 37 тысяч рублей за квадратный метр. А сейчас девелоперы играют в диапазоне от 60 до 140 тысяч рублей. Это всё — к вопросу об инвестициях.

Игорь Шумейко: Будто не было референдума 16 марта 2014 года... Интересный класс сложился в крымском чиновничестве. Его можно назвать «диппредставители». Что они ещё могут сделать для киевских «хозяев», кроме придержания Ялты за 50 тысяч рублей аренды? Из всего ежедневного околоэкономического бормотания, наверное, самое отупляющее: «инвестиционный климат Крыма… улучшение инвестиционного климата». После миллионного повтора кажется, что это и правда про климат: погоду, дождь, солнечные дни, температуру... А для настоящего инвестиционного процесса просто нужна земля и вменяемые правила её использования.

Виктор Хмарин: Нынешнее тревожное с экономической точки зрения положение в Крыму некоторые известные политики пытаются объяснить так: «были завышенные ожидания после референдума и возвращения в Россию». Однако представляется, что сегодня нужно не «ожидания опустить», а наоборот, подтянуть к ним экономику и социальную сферу. И, может быть, даже в первую очередь — экологию. Вы правы: хватит бормотать об инвестиционном климате. Пора просто заниматься инвестициями.

ШУМЕЙКО Игорь Николаевич,
историк, писатель, член-корреспондент Академии геополитических проблем

ХМАРИН Виктор Николаевич,
председатель Попечительского совета НО «Росземпроект», вице-президент Международного фонда сотрудничества и партнёрства Чёрного моря и Каспийского моря

Источник: официальный сайт журнала "Стратегия России"

Вернуться: Новости